. . .
.
logo
.
  Общая страница

. . .
.
Email:
Пароль:
/ Создать учетную запись

Забыли пароль?


.
. . .
.
 

leonkiller123
  Журнал leonkiller123  
     
 
Путешествие по Египту, Древнему и не очень.1   June 18, 2011, 14:22
 
 

Специально для Матвея, который в мой ЖЖ не ходит, дублирую эти записки. Внутри много фото.

(699x466, 62Kb)

 
  1 comments.  
     
 

leonkiller123
June 18, 2011, 14:24

7 декабря 2010 года Ростов на Дону встретил нас холодным безразличием серых от пыли домов. После поездки на местном трамвае и прогулки по набережной безразличие стало уже совсем холодным, и мы с Ксенией, немного отогрев носы в кофейне рядом с центральным парком, направились дожидаться нашего рейса в аэропорт.
Зал ожидания внутренних рейсов в ростовском аэровокзале гораздо больше и удобнее, чем зал ожидания международных рейсов. Из окон открывается прекрасный вид на взлётно-посадочную полосу. Наблюдение за взлётом и посадкой самолётов очень успокаивает нервы перед полётом.
После прохождения таможенного контроля мы оказались уже во внутреннем зале ожидания, где пришлось провести полтора часа из-за задержки рейса. Цены в кафешке привели нас в задумчивость: чай из пакетика стоил сто рублей. В зале везде были развешаны таблички о запрете курения, а в углу было отведено специальное место для курильщиков. По задумке там, как в европейских вокзалах, должна была работать вентиляция, но она конечно-же не работала, и через час уже все некурящие с детьми толпились на лестнице вниз и у выхода на посадку.
Экипаж Боинга 737-800 компании «Оринэйр» во главе с капитаном всретил нас на входе в самолёт, и мы сразу же прониклись уважением к этим людям, в чьи руки вверяли свою жизнь на ближайшие три часа. Для Ксении это был первый в жизни полёт, а я летал крайний раз лет семь назад. Очень многое зависит от мастерства и характера пилота, это мы очень хорошо поняли на обратном пути, когда у нас появилась возможность сравнить два разных экипажа.
(699x473, 22Kb)

(699x423, 38Kb)

Высадка в Хургаде прошла очень динамично и просто. Миграционные карты раздали гиды «Пегаса», мы их заполнили в небольшой очереди за визами. Тут я первый раз попробовал «шукран»(спасибо)и был несказанно рад, услышав в ответ «афуан». В автобусе по пути в отель молодой пегасовец объявил нам имя нашего отельного гида и время встречи с ним — 18-00 следующего дня. А мы собирались уже в обед уехать в Луксор. Пегасовец сказал, что наш отельный гид должен взять у нас наш туристический ваучер для регистрации в полиции и т. д. А сам этот ваучер, вроде бы, должен заменить нам на время пребывания в Египте даже паспорт. Мы засомневались в его словах, но попытались до отъезда найти нашего отельного гида. Ничего у нас не вышло, даже звонить на указанный в фойе номер пробовали. В итоге, просто переписали информацию из ваучера и оставили на ресепшене записку для гида. Конечно же, во время нашего путешествия никто и нигде ни разу не спросил про этот ваучер. Вообще, никто не проверял у нас документы. В отелях мы оставляли на ресепшене ксерокс паспортов, сами паспорта им не нужны.

(699x466, 35Kb)

Отель «Sand Beach 3*» произвёл на нас весьма положительное впечатление. Прибыли мы уже после 8 вечера, заселили нас быстро, номер дали с балконом, выходящим на дорогу. Служащие рассчитывали, конечно, немного заработать, предложив переселение, но нас всё устраивало, и шум не мешал. Ужин у нас получился поздний, и он нам тоже понравился, хоть мы тогда и не знали, что обычно в начале ужина тут предлагается большой выбор великолепных десертов. Этого выбора хватает на первый час ужина, а мы явились тогда позже. После ужина прогулялись на пляж отеля, любовались на звёздное небо, когда совсем замёрзли, поднялись в номер и моментально заснули. В этот раз Ксения даже опередила меня в соревновании на скоростное погружение в сон.
Утром после завтрака и осмотра пляжа при свете дня мы отправились на автовокзал купить билеты до Луксора. Самый простой и быстрый способ обнаружения автовокзала — взять такси. Первый торг: таксист запросил 50 фунтов, мы настояли на 10. По пути я примерно сориентировался по карте, и обратно мы уже добирались пешком. Нужный нам автовокзал находился недалеко от городской почты. Тут мы и начали получать впечатления от арабского колорита. Со всех сторон на нас хлынула местная жизнь, густо приправленная тотальной стройкой=разрухой, мусором и мухами, беззастенчивым интересом к «бледнолицым». Над окном билетной кассы красовалось расписание, изучив которое мы выбрали самый подходящий рейс на 12-30. Когда я запросил в кассе билеты, выяснилось, что на самом деле в этот день в Луксор шли два рейса на 11-00 и на 16-00 не имевшие к расписанию никакого отношения. Кассир объявил, что билеты нам продадут только в автобусе. Нужно отметить,что во время путешествия по Египту везде, кроме станции «Эль Гунна» в Каире, реальные расписания транспорта не соответствовали не только свежайшей информации из Интернета, но и тем расписаниям, которые были вывешены на вокзалах.

(699x466, 62Kb)

Мы решили попытаться успеть на одиннадцатичасовой рейс и поспешили в отель за вещами. По пути тут же рядом с почтой зашли в солидный банк и обменяли 200 долларов на «нукуд сагыра»(мелкие купюры). Вместо двух зелёных бумажек я загрузил в рюкзак внушительную пачку розовых десяток в банковской упаковке и несколько купюр по-крупнее. Мы пытались отыскать какую-нибудь официальную конторку «Водофона», но, видимо, утром у них всё закрыто. Зашли в лавку, где продавались сотовые телефоны, и молодой араб предложил нам сим карту за 75 фунтов с 10 фунтами на счету, если мне не изменяет память. Хоть это и было дороже, чем по информации с форумов, мы готовы были её купить. Продавец пол часа возился с симкой, и у него так и не получилось её активировать. Пришлось забрать деньги и ускорить шаг. Дальше мы попали в район сувенирных лавок и, добравшись до отеля уже имели прозвища - «бьютифул рашн мадама» и «лаки мэн». В дальнейшем мы так и не обзавелись сотовой связью и пользовались для звонков родным услугами переговорных пунктов.
Когда мы второй раз подошли к автовокзалу, на входе нас встретила толпа арабских мужчин. Было впечатление, что все они ждали нас, чтобы проводить до нужного автобуса. Всё это было необычно и немного забавно, мы ещё не привыкли к такому навязчивому вниманию. У автобуса стоял полицейский и невысокий араб прогрессивной внешности в футболке и бейсболке. Они стали интересоваться где в Луксоре мы собираемся остановиться. Услышав, что мы направляемся в отель «Боб Марли», араб в бейсболке сказал, что это хороший выбор, и всё будет в порядке. Автобус вполне нормальный, ни в какое сравнение не шёл с нашими ставропольско-краснодарскими Икарусами-мучителями. За проезд мы заплатили по 35 фунтов за человека.

(699x532, 78Kb)

Кроме нас с Ксенией этим рейсом ехал ещё один европеец, которого мы сперва приняли за немца. Он оказался поляком, его звали Марэк. Он работает переводчиком и журналистом в Швеции, много путешествует и пишет о своих поездках статьи. Это был его второй приезд в Египет, горячие авиабилеты из Стокгольма обошлись ему в 140 долларов в обе стороны. Из приезжих были ещё две арабские супружеские пары, одни молодые с ребёнком, другие в возрасте. Парня в бейсболке звали Мустафа, мы познакомились во время получасовой остановки. Мустафа был хорошо знаком с хозяином «Боба Марли» по имени Амр. Как выяснилось позже, Мустафа вообще был очень пробивной молодой бизнесмен, способный решить любые вопросы в Луксоре. Это мы поняли, когда высадились на окраине Луксора из нашего проходящего автобуса, и увидели специально приехавший за нами местный маршрутный бусик. Мустафа успел за время поездки «обработать» всех приезжих, созвонился с нужными людьми, и теперь микроавтобус отправился развозить нас по отелям за выгодные для всех 5 фунтов с человека. Кстати, при пересадке лично присутствовал хозяин «Боба Марли», который сразу показался нам подозрительно похожим на наркодиллера.


(699x426, 80Kb)

Отель мы выбирали по информации из Интернета и могу теперь сказать, что не ошиблись, хотя местечко явно подойдёт далеко не каждому. Бадр-стрит, на которой находится отель, оказалась весьма грязным и страшным на первый взгляд проулком. Особенно поразил нас запах навоза.
(700x504, 83Kb)

Но мы решили оценить отель внутри, и там нам всё понравилось. Сторговались на 70 фунтов за номер в сутки без питания, которое в этом месте практически и не предусмотрено. Оформлением это помещение, видимо, обязано группе свободных художников, некогда хорошо поживших здесь. Множество плакатов и фотографий великого Боба окружены разнообразными по тематике и стилю картинами на стенах и дверях номеров. Очень молодёжное местечко.

(699x466, 459Kb)

Мы с Ксенией далеки от наркотической темы и на многие детали сервиса не сразу обратили внимание. Потом, анализируя поведение персонала и постояльцев, мы пришли к выводу, что этот отель рассчитан в первую очередь на людей, желающих отдохнуть, используя кроме прочего и спец средства. Но всё это нисколько не мешало нам просто жить в отеле, никто ничего не навязывал и никаких проблем не создавал. В соседнем здании располагалась школа, откуда утром мы слышали какие-то художественные хлопанья-топанья и речёвки. В доме напротив, сложенном вкривь и вкось из кирпича, похожего на саман, на крыше жило множество голубей, а со второго или третьего этажа иногда блеял барашек.


(699x466, 62Kb)

Я не называю и не назову жителей этой страны египтянами, так как к настоящей египетской цивилизации или расе, если угодно, они не имеют ни малейшего отношения. Всё равно что наших пятигорских армян называть русскими. Пришедшие когда-то на египетскую землю арабы теперь любят представляться туристам правнуками Тутанхамона и Нифертари, зачастую тыкая при этом в изображения совсем других фараонов и богов. Вообще арабская составляющая в Египте нам с Ксенией не была изначально интересна, но там она нахлынула на нас с таким напором, что от неё никак невозможно было отмахнуться. Укреплялось впечатление, что арабы специально заселены на эту землю по какому-то закону кармы, чтоб культура живущих с культурой когда-то живших не имела точек соприкосновения. Нынешнее население довольно сильно мешает путешественникам и туристам получать чистые впечатления от остатков древней культуры. Постоянно приходится преодолевать преграды и помехи творимые арабским менталитетом. При этом нужно отметить, что жители относятся к приезжим с искренним радушием. В Луксоре каждый второй прохожий здоровался с нами, не имея никакого коммерческого интереса. За русских нас принимали очень редко, чаще за скандинавов или поляков. Наши соотечественники встречаются там только в составе туристических групп и далеко от автобусов не отходят, да и не соответствуем мы с Ксенией привычному типажу русских туристов. Уж слишком мы длинноволосые и стройные по сравнению с основной массой отдыхающих в Египте россиян. Когда мы встречали там русских, то задавались вопросом, неужели в России действительно преобладает тип молодых людей, похожих на «братков» с подругами, больными вычурной безвкусицей, и тип людей в возрасте, похожих на успешных пенсионеров не наживших особых признаков мудрости и даже просто интеллекта? Или дело тут в соотношении статуса египетских курортов с финансовыми возможностями именно такого слоя населения нашей страны? Очень хочется думать, что верен второй вариант. И не смотря на всё это, узнав в разговоре, что мы из России, практически все луксорцы искренне хвалили нашу страну и старались продемонстрировать все свои знания о ней. Так мы узнали, например, что в тот момент уже третий день развивался вооружённый конфликт между Россией и Польшей! Такую информацию почерпнул из новостей один местный полицейский и поспешил поделиться с нами. А в это время наши родные благодаря теленовостям, но уже о Египте, испытывали сильнейшее волнение, представляя, как нас сносил ураган, накрывал лесной пожар, перевернувшийся автобус,кусала прыгающая по пляжу акула, а потом мы ещё рисковали оказаться жертвами непонятных народных волнений в Каире. Вот на сколько полезная и объективная вещь — новости.
На самом деле в Египте мы чувствовали себя в большей безопасности, чем на родине. Дело в том, что у местных жителей нет ни малейшей расположенности к агрессии. Полицейских много, но им не с чем бороться. За 10 дней мы не видели ни одной драки, вообще ни одного правонарушения. К любому полицейскому можно обратиться за помощью и получить её, не опасаясь, что у тебя будут проверять документы и разводить на деньги. Особенная ситуация на дорогах. Правил дорожного движения тут как-будто не существует, все едут куда хотят и когда хотят, но,о чудо, это не приводит к ДТП. За 10 дней мы не видели не только самих аварий, но даже каких-либо их последствий. Все водители активно общаются между собой сигналя и мигая фарами. Это немного напоминает наши свадебные кортежи. А ведь их свадьбы умудряются выделиться своими сигналами на общем сигнальном фоне!
Первые пару дней мы учились переходить дорогу так, как делают это арабы, там, где удобно нам. А потом совсем освоились, и нас уже не пугало даже скоростное многополосное движение в Каире.
Пожалуй, единственная проблема для нас заключалась в питании. Недостатка в закусочных не было, но нас просто убивала тотальная антисанитария. Приходилось повсюду носить с собой походный набор складных столовых приборов и баночку спирта с ваткой. После протирания краёв чашек в местах общепита ватка неизменно оказывалась чёрной. Единственным местом, где пользовались одноразовой посудой, был МакДональдс, но и тут эти одноразовые вилки служащие хватали руками, руками же напихивали картошку фри в пакет, а,зная отношение населения к личной гегиене, трудно было предположить как часто они моют руки. На фоне нашей обычной нелюбви к МакДональдсу эти детали заставили нас отказаться от дальнейших его услуг, а жирной точкой послужил просто экстравагантнейший запах сыра, которым был посыпан салат. Без преувеличения, носки просто отдыхали. Рядом с этим неудавшимся островком запада мы нашли местный фастфуд самый чистый в Луксоре. Туда и возвращались потом есть, расставшись с мечтой о натуральной пище.


(699x494, 95Kb)

Кстати, с другой стороны с МакДональдцем соседствовала лавочка с большим плакатом Боба Марли (уж не нашего ли Амра?), откуда выходил парень и вполголоса предлагал гашиш и кокаин. И это на центральной площади города!
Проблему воды мы решали покупкой бутылок «Нестле-вотер», она обходилась в два с половиной фунта за полтора литра, но её не всегда можно было найти в магазинах. Потом, по совету Марэка, мы перешли на местную воду «Барака», она была везде и по два фунта. С собой у нас был кипетильник и заварка. Чай и сухари, привезённые из России, очень помогали нам в путешествии.
По пути от площади к отелю в наш первый луксорский вечер мы случайно заметили вывеску, рекламировавшую оформление международных студенческих « ISIC ». Вокруг не было ничего напоминающего офис, но тут нам на помощь поспешил подросток, видимо, специально приставленный к плакату. Он проводил нас в какой-то грязный подъезд, где на втором этаже обнаружилась местная турфирма. Мы с Ксенией не являлись студентами, но для нас « ISIC » предоставил возможность получить карточку преподавателя и «молодёжную». После долгих сомнений мы расстались с 95-ю фунтами за каждую карточку. Теперь и у меня и у Ксении был самый настоящий неподдельный « ISIC », по которым на следующий день мы надеялись получить пятидесятипроцентную скидку за билет в Карнак.
В холле нашего хостела мы ещё утром приметили общественную гитару. Теперь же вечером прихватив инструмент поднимаемся на крышу попить чай. Крыша представляет собой растаманский рай под полотняным навесом: вокруг низких столиков уютно расставлены диваны, кресла и кровати покрытые вязанными разноцветными пледами. С перекладин навеса тут и там свисают рукодельные светильники и погремушки. В углу под ненавязчивое пение бумбокса беседует компания постояльцев из европы. Здороваемся и проходим в противоположный угол крыши, где стоит длинный высокий стол для пятничных бесплатных ужинов. Сидим, пьём принесённый из номера чай, я настраиваю гитару. Через несколько минут к нам подходит посол европейцев. Его зовут Андрей, он из Польши. Приглашает присоединиться к их компании. Знакомимся. Колен из Ливерпуля, Сэм из Швейцарии и Андрей предлагают нам кальян, беседуем о Египте, об особенностях отеля. Рядом со столиком покачивается гамак. Слово за слово, в разговор вступает гитара, и над Луксором уже раздаятся не привычная мусульманская молитва, а Пятигорский блюз. «Я еду на трамвае в Цветник...» Может быть, кто-нибудь из местных сочинит Луксорский блюз, и там будет петься: «Я еду на колеше в Карнак...» :) Интересно наблюдать за слушателями, которые не понимают в песне ни слова. Ксения снимает видео и просит перевести европейцам содержание блюза. Я пускаюсь в красочные описания родного города, а Ксению удивляет, что ни один из иностранцев не слышал о Лермонтове.


(700x417, 97Kb)

Утром мы сперва сходили в местный «Зимний дворец» - самый респектабельный отель Луксора, у входа в который находился переговорный пункт, позвонили домой, затем позавтракали и направились навстречу древностям. Сначала мы собирались дойти до Карнака пешком, но солнце уже начало припекать, а ходить по развалинам мы намеривались весь день, по-этому всё же остановили маршрутку и доехали за 5 фунтов за двоих.
Перед входом в комплекс огромная площадь. Сначала мы прошли мимо невзрачных строений справа и направились ко входу, прошли охрану, небольшую аллею бараноголовых сфинксов и там только выяснилось, что кассы находятся в тех невзрачных строениях. Пришлось возвращаться и кружить по площади пока я наконец не нашёл незамеченное ранее окошко. « ISIC » сработал и мы заплатили по 35 фунтов за билет вместо положенных 70.

(699x526, 67Kb)

В дальнейшем эти карточки не только окупились, но и здорово сэкономили нам денег. Арабы очень внимательно их проверяли и при покупке билетов и при входе в храмы и музеи, всегда спрашивая, кто из нас учитель.


(699x466, 110Kb)

Описывать Карнак бесполезно, как и многое другое, что обязательно нужно увидеть собственными глазами. Однако, я опишу некоторые особенности нашего осмотра. Задолго до поездки мы видели кое-какие фрагменты Карнака в фильмах серии «Запретные темы истории». Наше отношение к египетской цивилизации на столько же далеко от официальной исторической версии, как и отношение авторов «Запретных тем», но их подход кажется нам чрезмерно материалистическим и несколько субъективным.
Если подходить к осмотру развалин с исследовательским интересом и не пытаться найти там подтверждения какой-то уже выстроенной гипотизы, то взору открывается множество интересных и неоъяснимых деталей. Кроме многочисленных примеров применения невероятных возможностей (а не технологий) работы с камнем, кроме необъяснимых с исторической и вообще научной точки зрения конструкций, кроме следов бездарного древнего и современного ремонта, мы натолкнулись на несколько загадок, о которых ранее не слышали и не читали. В центре комплекса есть такой экспонат, как лежащий многотонный кусок гранитного обелиска. Рассмотрев внимательно место откола его от остальной части ныне отсутствующей, мы с удивлением обнаружили следы некоего инструмента или воздействия, с помощью которого обелиск был разрушен. По трём из четырёх граней обелиска поверх изящьно выполненных картин проходили глубокие плавные (но не ровные) канавки. Глубина канавок была примерно 10 сантиметров, было совершенно очевидно, что это не следы грубого воздействия примитивных инструментов, так-как по всей своей длине и глубине канавки были как-бы отшлифованы. В то же времы было ясно, что нанесены эти повреждения были с челью разрушить обелиск, отколов его в месте надреза. Впечатление от этих надрезов усугублялось наличием ещё одного разрушительного следа на обелиске примерно в метре от описываемой канавки. На этот раз было отлично видно, что след оставлен вполне примитивным инструментом, и что его применение не принесло желаемого результата: гранит оказался ему не по зубам. Оба эти следа прекрасно видны и на фотографии конца девятнадцатого века.


(700x559, 84Kb)

Когда на следующий день на другом берегу Нила в развалинах Рамессеума мы обнаружили эдентичную разрушительную канавку прямо на лбу лежащего там гранитного гиганта, нам стало окончательно ясно, что при разрушении этих чудесных построек применялись столь же невероятные для нынешнего человека возможности воздействия на камень, как и при их создании.


(466x699, 419Kb)
Плавный срез.



(459x653, 240Kb)
Плавный срез (крупно).


(319x699, 90Kb)
Грубый след.

Недалеко от «священного» пруда мы обнаружили вход в подземное сооружение. Подземный коридор был затоплен. Интересно, что там под водой, и что на дне самого пруда? Ведь должен же был кто-нибудь исследовать эти места!


(699x466, 43Kb)

 

Первые часы нашего осмотра Карнака сопровождались всемирным туристическим многоголосием. Это нам нисколько не мешало, так как гиды водили группы только по центральному району комплекса, и пересекались мы с ними нечасто. Примерно после двух часов дня контингент посетителей Карнака начал меняться. Стало заметно больше арабских групп, в основном, детских и подростковых. Мы были немного удивлены просьбой арабской девушки, лицо которой было полностью скрыто платком за исключением глаз, она хотела сфотографироваться с Ксенией. Многие русские туристы, сталкиваясь с подобной ситуацией и превращаясь в самый интересный экспонат музея, чувствуют себя задетыми и уязвлёнными, мы же отнеслись к этому явлению с большей терпимостью. Ребята приехали в туристический Луксор из не туристического Суэтца, где европейцев встретишь нечасто. Разность культур на столько существенна, что арабы воспринимают иностранцев почти как инопланетян. Если в Каире, Луксоре, на морских курортах к инопланетянам попривыкли, то для населения других районов страны иностранцы неимоверно интересны. Сами арабы очень редко имеют возможность выезжать за границу, виной тому, на сколько мы поняли, и малое благосостояние и суровые законы. Вот и получается, что для арабов, приезжающих в культурные центры Египта из глубинки, живые европейцы гораздо интереснее каменных изваяний Рамзесов.

(699x523, 72Kb)

Пробираясь в направлении выхода мы стали подвергаться всё более массированным атакам заинтересованной арабской молодёжи. Множество детей здоровались с нами, пытались заговорить, стараясь использовать все те немногие английские выражения, которым их обучили в школе, снимали нас на сотовые телефоны и просили разрешения сфотографироваться вместе. Мы старались никого не обидеть, отвечали, здоровались, фотографировались, но скоро внимание нас утомило, и мы вздохнули с облегчением выйдя из гигантских ворот Карнака исписанных туристами прошлых веков. Кстати, эти многочисленные графити находились на приличной высоте, что показывало, как сильно эти постройки были занесены песками в те времена.


(699x389, 51Kb)

Из Карнака до центральной площади мы поехали на такси. В наших планах была поездка на следующий день в Абидос через Кену. В отеле Амр предложил свозить нас туда за 350 фунтов, но мы не хотели связываться с сомнительным человеком, да и надеялись найти тикси дешевле. Не тут то было! Первая же попытка привела к неожиданным результатам: таксист, подвозивший нас от Карнака не только предложил нам ту же цену и не желал уступать, но ещё оказалось, что он был знаком с Амром, они когда-то вместе курили травку! Таксист в довершение всего вытащил откуда-то спичку, обмазанную каким-то зельем, и предложил мне попробовать. По его заверениям эта штука делала мужчину сильным. В этот момент в дух шагах от машины стоял полицейский, но это таксиста нисколько не волновало. От его услуг мы, конечно, отказались и продолжили поиски. Выбрали машину по-проще и водителя с более ясными глазами. Сторговались на 280 фунтах, но в процессе торга стало понятно, что он никогда дальше Кены не ездил и просто не представлял, куда нас нужно будет везти. С таким тоже было не безопасно ехать на целый день в неизвестном нам и ему направлении. Тут мы ощутили сильную усталость от арабского менталитета, который давил со всех сторон, и решили отказаться от намеченной поездки в Абидос, ограничившись посещением западного берега Нила. Зачем мучить себя, гоняясь за колличеством поверхностных впечатлений? Лучше меньше, да лучше! Мы зашли на железнодорожный вокзал, где кассир сказал нам, что билеты на поезд первого класса до Каира мы сможем приобрести только в день отъезда.
Теперь немного подробнее о причинах нашей усталости. Я уже писал об общей склонности арабов к нарушению личного пространства гостей страны. Как-будто специально для полноты картины на нас в тот момент надвигался вечер четверга – канун выходного дня. Как оказалось, на те дни выпал какой-то большой праздник. На главной площади к этому моменту соорудили большую сцену и зрительный зал. В городе провели уборку по-арабски: засыпали песком обочины дорог, где скапливался лошадиный навоз, после чего запах мочи стал гораздо слабее. Так же мы были свидетелями погрузки мусора из большого уличного бака. Несколько рабочих подъехали на стареньком грузовичке, расстелили на земле большую тряпку и стали руками без перчаток вытаскивать на неё мусор из бака. Потом они поднимали тряпку и высыпали содержимое на борт грузовика.
В Луксоре очень развит бизнес по катанию туристов на запряжённых колясках, которые извозчики-арабы называют «колеш». Обычно извозчик прилипает к отдельноидущим иностранцам и настойчиво предлагает прокатиться за «смол мани». Кроме «колеш» в Луксоре есть ещё одна напасть – «фелюка», но это только на набережной, где владельцы маленьких парусных лодок ни в коем случае не позволяют приезжим насладиться спокойной прогулкой у реки. Все эти мирные нападения очень выматывают за день.

(699x228, 69Kb)

Вечерело, прихватив штатив для фотоаппарата, мы направились в сторону Луксорского храма. Он был доступен для посещения до девяти часов вечера. На улицах стало в несколько раз больше народа, как-будто в город приехали все жители окрестных деревень. На дорогах заработали светофоры и почему-то сразу стало труднее переходить улицы. По пути мы встретили несколько свадебных кортежей, женихи с невестами были так вычурно наряжены и накрашены, что казались актёрами индийского кино. На одной из главных улиц мы увидели громадную палатку, занявшую полосу движения. Под навесом этой палатки прямо на проезжей части стоял длинный праздничный стол и гуляла свадьба.
Наконец, мы добрались до Луксорского храма, в лучах ночной подсветки он представлял собой великолепное зрелище. Впечатление от вечерней прогулки по Луксорскому храму было совершенно отличным от дневных карнакских впечатлений. До появления туристического интереса арабы не много внимания уделяли чуждым их культуре развалинам, и этот храм, как и многие другие, был на половину своей высоты погребён под камнями и песком. Вокруг торчавших из песка голов огромных статуй народ лепил свои халабуды, а там, где древняя стена торчала особенно высоко, к ней пристроили мечеть. Теперь же почти весь город пересекает громадная траншея, в которой под уровнем арабских улиц когда-то находилась аллея сфинксов, тянувшаяся от Луксорского храма до самого Карнака. Как-то это символично – арабы построили свои нелепые домишки поверх грандиозных сооружений египтян.


(699x443, 47Kb)

Билеты нам обошлись в 25 фунтов на персону благодаря нашим молодёжно-преподавательским удостоверениям. На территории храма есть бесплатный туалет, на входе в который, конечно же, арабы просят «бакшиш».


(700x460, 208Kb)

 

На следующее утро мы рассчитались за проживание в отеле и, оставив вещи на ресепшене до вечера, отправились на вокзал за билетами на вечерний поезд. Вот тут нам пришлось туго. Кассир объявил, что билетов нет. Сначала мы подумали, что с нас просто хотят получить немного дополнительных фунтов, но кассир был непоколебим. Спросили билеты на «спящий» поезд – тоже нет! Мы разыскали менеджера вокзала и очень эмоционально стали спрашивать его: как можно вообще уехать из Луксора, если заранее билеты не продают, а в день отъезда их уже нет? Менеджер прошёл с нами к кассе и занялся выяснением ситуации у кассира, как-будто никогда раньше с этой проблемой не сталкивался. Потом он объяснил нам, что на проходящий поезд первого класса из Асуана в Каир в Луксоре никогда не продают билеты, и пассажиры садятся в него при наличии свободных мест. А на дорогой «спящий» поезд билеты раскупаются заранее. В наши планы никак не входило ожидать одиннадцати часового вечернего поезда, надеясь лишь на удачу. Почему нельзя было ещё в первый наш визит сказать нам, что этих билетов не просто нет, а не бывает? Вероятно, тогда мы бы ещё успели купить дорогие билеты на «спящий». Пока мы выслушивали менеджера, кассир куда-то сходил и вернулся с радостной новостью: билеты он нам достать смог, правда стоили они по 165 фунтов вместо положенных 90. Деваться было некуда, мы согласились на эти условия, но нам нужно было разменять доллары. Мы бросились на улицу в поисках банка и угодили в объятья местного выходного дня. Банки были закрыты. В довольно возбуждённом состоянии мы забежали в какое-то учреждение и обратились на английском языке к охраннику. Он понял только то, что нам нужна была помощь. В это время на лестничной клетке того здания двое рабочих чинили лифт. Один из них сидел на крыше лифтовой кабины и что-то крутил. Именно он оказался там самым англоговорящим и к нему направил нас охранник. Вникнув в нашу проблему парень попросил напарника придержать двери лифта, а сам спрыгнул на пол и попросил нас следовать за ним. Мы вышли из здания прошли метров сто по улице, и там наш провожатый указал нам маленький обменный пункт, который сами мы точно бы не нашли. С таким участием и отзывчивостью мы сталкивались в Египте ещё много раз.

(699x466, 112Kb)

Разменяв необходимую сумму, мы поспешили обратно в здание вокзала. На входе к нам буквально бросилась маленькая пожилая европейка с возгласом «help». Оказалось, что она итальянка и не знала английского, могла говорить лишь на французском со словарём (на французском мы с ней и общались), ей нужно было ехать в Асуан, а на вокзале её никто не понимал. Вникнув в её проблему, я попросил подождать пару минут пока мы решим свои. Приняв наши фунты, кассир повернулся к какому-то фантастическому устройству, смутно напоминавшему мольберт, вложил в маленькое отверстие крохотные кусочки картона и стал двигать какие-то рычаги и жать на клавиши. После этих сложных манипуляций картонки были выданы нам в качестве билетов.

(699x398, 14Kb)

Пока мы покупали билеты, в вокзальном бюро помощи туристам появился вежливый араб (до этого момента бюро пустовало) и занялся вопросом итальянки. Всё же мы решили проверить, получила ли она надлежащую помощь. Араб невозмутимо выслушал её и вывел на монитор расписание поездов до Асуана. Женщина выбрала нужные ей рейсы и мы вместе вернулись к кассам. И там выяснилось, что расписание в бюро не соответствовало фактическому расписанию! Некоторое время мы выясняли настоящее расписание переводя с английского на французский, потом со словарём на итальянский и обратно. Когда всё уже стало понятно, кассир вдруг переключил своё внимание на ждавших своей очереди месных жителей. Итальянка с фунтами в руках от недоумения перешла на родной язык. Её переполняли эмоции. Мы тоже уже ничего не могли понять, пока к кассе не подошёл араб из бюро. Оказалось, что видя наши языковые сложности, кассир в последний момент засомневался, правильно ли все мы друг друга поняли и вызвал подмогу. Пришлось ещё раз всё объяснять подмоге, и когда тот подтвердил кассиру наши требования и началась таки продажа билетов, мы с Ксенией по-английски удалились.
Выпутавшись из очередной арабской ловушки, мы направились к набережной Нила. По пути случайно встретили Мустафу, который тут же выразил сожаление, что мы не обратились за помощью к нему, ведь он бы моментально решил все билетные проблемы. Добравшись до набережной, мы стали искать паромную переправу. Шагнув на борт двухпалубного парома и заплатив по фунту за переправу, мы оказались единсвенными пассажирами-европейцами и моментально стали объектом живейшего интереса окружающих. Туристы обычно переправляются через Нил на экскурсионных катерах или становятся добычей фелюк. Нас принялись снимать на цифровые мыльницы, а мы ответили залпом из нашего Canon 500D. Попав в наш прицел, арабские операторы начинали делать вид, будто снимают друг друга и Нил, по которому они, видимо, сильно соскучились. Ненавязчивый попутчик, конечно же, совершенно случайно оказался водителем такси на западном берегу и предложил нас подвести. Таксист был немало удивлён, когда я стал торговаться с ним на арабском, однако, он был настойчив, и цену удалось сбить только с 30-ти до 13-ти фунтов. Обратно на попутной маршрутке мы доехали за 5 фунтов за двоих.
Высадились у карты-схемы достопримечательностей западного берега и приобрели льготные преподавательско-молодёжные билеты в Мединет-Абу и в Рамессеум.

(699x536, 602Kb)

(697x186, 148Kb)

Рядом с храмом Мединет-Абу находился ресторан, который входил в обязательную программу практически всех автобусных экскурсий. К счастью, сам храм не входил в ту же программу, и внутри нам попадались лишь единичные посетители. На входе меня попросили оставить штатив, прикреплённый к рюкзаку. В этом храме нас больше всего заинтересовали настенные сюжеты с участием «вибрирующих пятачков», которые фараоны с богами передавали друг другу на небольших подносах.

(699x466, 372Kb)

В дальних уголках комплекса нам стали попадаться небольшие деревянные загородки закрывавшие проход в некоторые помещения. Пока смотрителей рядом не было, мы отставляли эти загородки и заходили в комнаты. Потом один смотритель заманил нас в одну из таких «закрытых зон» и великодушно отправил смотреть какие-то неимоверно важные комнатки. Для нас же единственная ценность этого закутка была в затенённой его прохладе. Выходя я не стал совсем уж обежать смотрителя и сунул ему самую маленькую монету в качестве бакшиша. Все эти загородки - лишь инструмент заработка смотрителей.
На территории храма, как и в Карнаке, находится маленький «священный» пруд. Рядом с ним мы тоже обнаружили вход в подземелье.

(699x470, 39Kb)

Вообще в разных местах комплекса мы много раз видели какие-то люки и зарешеченные колодцы.

 

Затратив минут 15-20 на дорогу мы добрались пешком до Рамессеума. Разговорчивые охранники выведали у нас пару русских слов и пропустили с штативом под честное слово, что пользоваться им мы не будем.

(699x538, 67Kb)

Главная достопримечательность Рамессеума – гигантская разрушенная гранитная статуя. Мы бродили вокруг неё потрясённые величием этого невозможного произведения неведомой культуры.

(700x488, 343Kb)
(699x553, 342Kb)
(699x397, 77Kb)

Снова на смену вопросу, как это чудо было сотворено, пришёл вопрос, как оно было разрушено? Кроме загадочного надреза на лбу гиганта нас заинтересовали повреждения 350-тонного блока, на котором он когда-то сидел, и остатки его ног. Все эти огромные куски гранита, разбросанные в радиусе метров 20-ти от постамента, да и трещины самого постамента наталкивали на мысль о подрыве статуи. Никакое землетрясение и никакие человеки с молотками не смогли бы размолотить исключительно нижнюю часть тела сидящей статуи и раскидать гранитные коленки ростом с человека и другие фрагменты гиганта на таком расстоянии от упавшего назад туловища.

(699x466, 141Kb)
Плавный разрез, как в Карнаке.

(699x466, 122Kb)

А нынешние «наследники» былых творцов и разрушителей сейчас пытаются сохранить отдельный камешек, заливая через бумажные воронки в трещины суперклей.

(699x466, 297Kb)

Добравшись на попутке а затем на пароме обратно в центр Луксора, мы перекусили и зашли на сувенирный рынок. Потом у нас ещё оставалось вечернее время, и мы направились искать Луксорский музей. По пути попали в лавку изобретательного торговца папирусом, который потратил на нашу поимку одну открытку и кусочек папируса, где намалевал, почему-то на арабском, моё имя. Мы не спешили в тот момент и предоставили ему возможность испробовать на нас все ухищрения, ведь всё равно мы не собирались у него ничего покупать. Участок набережной, ведущий к музею, был в состоянии ремонта, и там не было освещения. Это позволило нам наконец прогуляться вдоль реки в тишине и покое. Западный берег был капитально подсвечен, и его жёлтые холмы красиво отражались в водах Нила.
В Луксорский музей мы так и не пошли, решив сэкономить на этой комнатке со статуями и предвкушая впечатления от огромного Каирского музея.

Забрав рюкзак из отеля, мы пришли на вокзал часа за полтора до отправления поезда. Там нас нашёл Марэк, который хотел посмотреть на поезд, на котором ему предстояло на следующий день отправиться в Асуан. К нам подошёл полицейский, спросил билет, не для того, чтобы нас проверить, а чтобы показать, куда подойдёт наш вагон. Потом прибыл «спящий» поезд, и все иностранцы загрузились внутрь. Окна у поезда были тонированные, и внутри ничего было не различить. На другой путь пришёл «обычный» пассажирский поезд, и мы увидели, что вагоны там общие сидячие, как в кинотеатре, окна не везде со стёклами, народ очень грязный... Каков же окажется 1-й класс? Когда с 40-минутным опозданием подкатил наш поезд, Ксения погрузилась в задумчивость перешедшую в шок. Снаружи вагон был настолько «затонирован» пылью, что мы оказались лишены возможности смотреть в окно, с трудом различая лишь силуэты.

(699x466, 74Kb)

Внутри шестиместные сидячие купе, двери не предусмотрены, какие-либо форточки тоже. Номера мест написаны по-арабски маркером на стене. В купе было душно, стоял запах затхлости, на полу грязь, пятна, в происхождение которых не хотелось вникать. Продлись стоянка поезда ещё минут 15, и Ксения сбежала бы на волю. Сначала мы ехали в купе одни. Арабы, проходившие по коридору, немилосердно пялились на нас, чем вынудили привесить импровизированную занавеску из вязанного платка Ксении. Мы кое-как улеглись на трёх местах и погрузились в беспокойную дремоту. Отлежав какую-нибудь часть тела, мы открывали глаза и видели каждый раз разных попутчиков на сидениях напротив: то спящего бедуина в тюрбане, то любопытного молодца, пытавшегося с нами заговорить ни о чём, то семейство, не поместившееся на сидениях и устроившееся частично на полу.

 
 
 
 
 
  Журнал leonkiller123 || Наверх  
.
. . .
.   .
. . .
.
. . .